Когти невидимок. Подлинное оружие и снаряжение ниндзя

Когти невидимок. Подлинное оружие и снаряжение ниндзя

Когти невидимок. Подлинное оружие и снаряжение ниндзя

   Эта книга является первой в своем роде за пределами Японии. Ее автор опирался исключительно на японские источники: трактаты самих ниндзя, экспонаты посвященных им музеев, исследования японских историков. Книга раскрывает подлинную, а не придуманную историю ниндзя и разоблачает измышления современных фальсификаторов, выдающих себя за «учителей ниндзюцу».
   Здесь рассмотрены многочисленные образцы оружия и технических приспособлений «воинов ночи». Конструкторская мысль ниндзя во многом опередила свою эпоху. Среди их разработок есть ракеты и системы залпового огя, противопехотные мины и светозвуковые гранаты, отравляющие газы и пищевые концентраты, парашюты и шагомеры, подслушивающие устройства и бесшумные ружья, складные лодки и многофункциональные комбинезоны, а также многое другое.
   С помощью своих технических устройств ниндзя совершали деяния, казавшиеся современникам сверхъестественными. Они становились невидимыми, проникали сквозь стены, летали по небу, плавали под водой, убивали прикосновением руки, принимали множество разных обличий…

ГОРБЫЛЕВ Алексей Михайлович "КОГТИ НЕВИДИМОК. ПОДЛИННОЕ ОРУЖИЕ И СНАРЯЖЕНИЕ НИНДЗЯ"

Введение

   Дорогой читатель! В твоих руках книга «Когти невидимок». Она является продолжением разговора о ниндзя и нин-дзюцу, начатого автором в книге «Путь невидимых: подлинная история нин-дзюцу» (Минск, «Харвест», 1997).
   Оружие (буки) и снаряжение (нинки) ниндзя составляют один из важнейших элементов культуры ночных воинов. Именно эти приспособления делали возможным совершение многих поступков, казавшихся непосвященным современникам сверхъестественными и чудесными. Так рождались предания и легенды, из которых в массовом сознании складывался фантастический образ лазутчика, способного становиться невидимым, ходить по воде, летать по небу, превращаться в диких животных, проходить сквозь стены…
   Неудивительно, что описание оружия и снаряжения традиционно занимает одно из главных мест в большинстве книг по нин-дзюцу. Исследователи единодушно сходятся в том, что конструкторы ниндзя во многом опередили свое время. Действительно, в арсенале воинов ночи есть немало видов вооружения и снаряжения, которые могут поразить воображение. Это и ракетные установки (Да-да! Автор не сошел с ума и ничего не придумывает!), и многоствольные ружья, и разборные лодки и многое-многое другое. Огромный интерес у широкой публики вызывают «дома привидений» — так называемые «шпионские усадьбы» ниндзя-ясики, на протяжении столетий служившие жилищами для «воинов ночи».
   Однако, несмотря на громадный интерес большой аудитории, в западном мире до сих пор нет практически ни одной серьезной работы по вооружению и снаряжению ниндзя, в которой оно было бы описано по реально сохранившимся образцам, либо по характеристикам этих предметов в дошедших до наших дней старинных источниках. В результате реальные исторические данные заменяются собственным вымыслом, рассчитанным на полную неосведомленность читателя.
   В книгах псевдознатоков нин-дзюцу то и дело встречаются описания таких видов оружия как сай, тонфа и нунтяку (см., например, Гвоздев С.А., Кривоносов И.В. Ниндзя: тайны демонов ночи. Минск, «Современное слово», 1997), которые, в действительности, японскими «невидимками» никогда не использовались. Приводятся размеры оружия, не имеющие ничего общего с реальностью. Например, один автор пишет, что длина лезвия «короткого» «шпионского меча» доходила до 70 см! То и дело встречаются совершенно нелепые интерпретации функций того или иного снаряжения. Так, некий «сэнсэй Джэй» (а вслед за ним В.Н. Попенко) указывает, например, что сэ-кихицу — это кусок камня, которым ниндзя выцарапывали донесения на камнях и деревьях. Между тем, нужно лишь заглянуть в словарь японского языка, чтобы узнать, что «сэкихицу» это самый обьгчный карандашный грифель.
   Некоторые авторы приписывают средневековым «невидимкам» использование таких средств, которых просто не могло быть в их распоряжении вследствие конкретных исторических причин. Например, американцы Ал Вейсс и Том Филбин рассказывают в своей книге о «ночных воинах», что «смертоносный яд можно найти в листьях обычных помидоров… Поешьте их, и у вас появятся сердечные проблемы, а в конце концов, наступит остановка сердца. Можно смело утверждать, что немало врагов ниндзя отправилось на тот свет, наевшись листьев томатов. Их можно было просто подмешать в салат, и, если жертва не знала об их смертоносном потенциале, они выглядели совершенно безобидными, и человек съедал их целиком, прежде чем понимал всю опасность для своей жизни». Вполне вероятно, что листья помидоров могут оказывать столь разрушительное воздействие на работу сердца — сам автор проверкой этого факта не занимался. Однако родиной томатов является Америка. До XX века их в стране Восходящего Солнца не выращивали. Как же, в таком случае, ниндзя могли готовить из помидоров свои смертоносные салаты? Кстати, овощные салаты с зеленью вообще отсутствуют в традиционной японской кухне.
   На фоне всеобщего незнания, которое демонстрируют как «специалисты», так и рядовые любители, порой рождаются совершенно фантастические «учебники «нин-дзютсу» или «нин-джицу», написанные не на основе старинных трактатов самих ниндзя или наставлений, полученных от живого носителя традиции, а путем компиляции изданных в СССР учебников по войсковой разведке, саперному делу, маскировке. Таковы знаменитые «шедевры» В.Н. Попенко, вызывающие гомерический хохот у всех, кто хоть немного знаком с японской традицией военного искусства, но, вместе с тем, пользующиеся значительным успехом у тех читателей, которые бедны интеллектом.
   Можно выделить три группы источников информации, которыми пользовался автор при работе над данной книгой.
   Во-первых, это наставления, написанные самими ниндзя. Основную часть информации автор позаимствовал из трех важнейших текстов такого рода. Это «Нинпидэн» («Секретное наставление по нин-дзюцу», 1560 г.), «Бансэнсюкай» («Десять тысяч рек собираются в море», 1676 г.) и «Сёнинки» («Писание об истинном нин-дзюцу», 1681 г.). Помимо них, автор использовал ряд других старинных текстов.
   Вторую группу источников составляют работы современных японских историков. Среди них в первую очередь надо отметить две прекрасные книги. Это «Хиссё-но хэйхо. Нин-дзюцуно кэнкю» («Всепобеждающее военное искусство. Исследования нин-дзюцу». Токио, 1972) Нава Юмио и «Нинпо. Соно хидэн то дзицурэй» («Нинпо. Его секреты и практические примеры», Токио, 1995) Окусэ Хэйситиро,
   Третьим источником информации послужили собственные наблюдения автора, сделанные во время посещения музеев нин-дзюцу в городах Ига Уэно и Конан, музеев монастыря Нэгородэра, замка сёгунов Токугава в г. Киото Нидзёдзё и ряда других в исторических местах, так или иначе связанных с историей нин-дзюцу.
   Использование этих аутентичных и надежных источников позволило сильно расширить поле исследования. Впервые в западной литературе даются точные описания десятков видов мин, бомб, зажигательных стрел, ракет, воровского инструмента, рецепты калорийных и жаждоутолящих пилюль, ядов, лекарственных средств, домов ниндзя.
   Иллюстрации для книги также подбирались из надежных источников, причем предпочтение отдавалось рисункам из старинных наставлений по нин-дзюцу и другим бу-дзюцу. Многие рисунки были заимствованы из авторитетной работы Сасамы Ёсихисы «Нихон будо дзитэн» («Энциклопедия по японским будо». Токио, 1982). Часть иллюстраций основывается на фотографиях, сделанных автором во время посещений исторических мест нин-дзюцу. Нужно также подчеркнуть специфическую квалификацию художников, знакомых с военной историей Японии и боевыми искусствами отнюдь не понаслышке и приложивших весь свой опьгг и знания для того, чтобы сделать иллюстрации максимально точными.
   Надеюсь, что эта книга станет подарком для подлинных поклонников нин-дзюцу и всех тех, кто интересуется военной историей и боевыми искусствами Японии и Востока.
   В заключение автор хотел бы высказать свою огромную признательность и благодарность всем, кто помог делом и советом в работе над этой книгой: наставнику школы Катори Синто-рю Сергею Семенчуку, кандидату исторических наук
   Константину Асмолову, зарубежным коллегам: профессору Стивену Тёрнбуллу, Дону Роли, Джеффри Мюллеру, а также сотрудникам музея «Ниндзя-ясики» г. Ига Уэно и музея «Кога-рю ниндзя-ясики» г. Конан за предоставленную возможность сделать фотографии различных устройств, приспособлений и оружия ниндзя. Отдельное слово искренней благодарности хотелось бы высказать замечательным художникам Алексею Астафьеву и Андрею Иванову за их титанический, поистине подвижнический бескорыстный труд.
   Алексей Горбылёв
   Москва, август 1998 г.

Глава 1. МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ И ДОСПЕХИ НИНДЗЯ

   Работая над этой книгой, я просмотрел несколько десятков западных и русскоязычных работ по нин-дзюцу, но нигде не смог найти хоть сколько-нибудь подробного описания маскировочного костюма ниндзя (синоби-сёдзоку). А продающиеся на Западе «синоби-сёдзоку» никакого отношения к средневековым японским лазутчикам не имеют.
   О том, что представлял собой настоящий маскировочный костюм ниндзя, мы можем судить по образцам одежды, хранящимся в музеях нин-дзюцу в Японии, и по реконструкциям японских историков, среди которых нужно особо выделить Наву Юмио.

СИНОБИ-СЁДЗОКУ — «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

   Условия работы ниндзя предъявляли жесткие требования к специальному костюму, который позволял бы шпиону «растворяться во тьме», не сковывал движений и был приспособлен для переноски всех необходимых инструментов и приспособлений. Дошедшие до наших дней образцы синоби-сёдзоку (или синоби-но фукусо) демонстрируют весьма удачное решение этих задач (рис. 1).


   Маскировочный костюм синоби-сёдзоку состоял из куртки (уваги) с поясом (додзимэ), специальных брюк (игабакама), маски (дзукин), скрывающей лицо, ручных накладок-перчаток (тэкко), ножных обмоток (кяхан, или асимаки), мягких тапочек-носков с особым отделением для большого пальца (таби), сандалий (варадзи) и верхней куртки (уваппари).
   Брюки-хакама ниндзя отчасти походили на современные брюки для верховой езды: широкие вверху, они имели зауженную голень. Сделано это было для того, чтобы при ходьбе штанины не цеплялись за кусты, и чтобы их можно было использовать вместе с доспехами гусоку.
   Разновидность хакама, которую использовали ниндзя из кланов Ига и Кога, издревле называлась ига-бакама — «хакама из Ига». Изначально такие брюки, внешне напоминающие японские женские рабочие шаровары-момпэ, надевали крестьяне из Ига и Кога для работы на полях. Штанины ига-бакама (в отличие от некоторых других видов хакама) были отдельными друг от друга и сшивались вместе лишь в верхней части таким образом, чтобы правая штанина была глубоко запахнута за левую. При этом в паховой области оставалась дыра, но правильный запах штанин позволял ниндзя садиться «в шпагат» без выставления нижнего белья на всеобщее обозрение. Такая конструкция брюк позволяла ниндзя справлять нужду, не снимая брюк, а только немного распустив шнурок, связывавший накладывающиеся друг на друга части.
   Спинка брюк кроилась более длинной, чем передняя часть. Поэтому даже при глубоком наклоне вперед лазутчик не чувствовал никакого неудобства. Как и во всех настоящих хакама, сзади у ига-бакама имеется дощечка, накладывающаяся на спину. С внутренней стороны за ней в «шпионском» варианте делался длинный узкий потайной кармашек.
   Верхнее кимоно ниндзя — уваги (японцы обычно носили по несколько кимоно, но на нижнем нательном кимоно мы не останавливаемся, так как в нем ничего «шпионского» нет) представляло собой модель ханкирэ — «полуразрезное». Оно было относительно коротким, длиной от затылочной части воротника до подола около 80 см. Рукава уваги делались довольно широкими. В нижней их части, также как и в популярной модели верхнего кимоно периода Гэнроку (1688–1704) время наивысшего культурного расцвета при сёгунах Токугава), делались объемные карманы. Чтобы широкие рукава не мешали при ходьбе по кустарникам, их подворачивали, а устье рукава стягивали шнурами (согласно Нава Юмио, к каждому рукаву крепилось по четыре шнурка).
   В уваги традиционно делали пять потайных кармашков. Два длинных узких кармашка пришивали с тыльной стороны обоих отворотов. По традиции, карман с правой стороны был глубоким, а с левой — мелким. В правый карман ниндзя засовывали полотенце сандзяку-тэнугуи, а в левый — пилу косикоро, которую можно было использовать для перепиливания тюремных решеток, перерезания пут или как кинжал в рукопашной схватке.
   Большой потайной карман пришивался по диагонали с левой стороны, против сердца. В него помещали медное зеркало. Оно защищало сердце от укола мечом или копьем. Кроме того, зеркалом можно было пускать солнечные зайчики и ослеплять противника, наблюдать за его действиями находясь к нему спиной и т. д.
   Еще два больших потайных кармана находятся снаружи на спине чуть выше ягодиц. Так как одежда в этом месте никак не сковывала движения, карманы делали очень большими, мешкообразными. При носке данное место закрыто брюками хакама, и добраться до этих карманов, не снимая брюк, можно, только просунув руку в разрез между ногами.
   Ниндзя надевали куртку уваги, поверх нее натягивали брюки-хакама и скрепляли всю конструкцию кушаком додзимэ. Додзимэ был довольно длинным, он позволял охватить туловище дважды и завязывался на животе. Но главной особенностью «шпионского» кушака было то, что внутрь него в том месте, которое приходилось на живот, в качестве сердечника обычно вставляли восьмислойную железную цепь (намбан хатидзю кусари). Она защищала пояс от перерезания мечом, что для ниндзя имело значение колоссальное. А то хорош был бы «демон», которому удирать надо, а у него брюки спадают!
   Тэкко — ручные накладки, прикрывавшие тыльную сторону руки, — и кяхан (рис. 2) — ножные обмотки — снизу и сверху стягивались шнурками. И в тэкко, и в кяхан делали длинные узкие кармашки, в которые можно было спрятать бодзё-сюрикэн или пилу ко-сикоро.


   Помимо своего прямого оружейного назначения, эти пруты и пластины из стали высочайшего качества защищали ноги и руки от порезов мечом.
   Костюм ниндзя дополняли традиционные японские носки-тапочки таби q отделенным большим пальцем (рис. 3).


   Некоторые авторы представляют их каким-то особым «ниндзевским» изобретением, но это — совершенная ерунда, так как таби — часть повседневной одежды всех японцев от мала до велика. Однако «шпионские» таби имели некоторые отличия. Так, на них не было застежек, присущих обычным образцам. В варианте ниндзя их заменяли шнурки, затягивавшиеся на лодыжках. Шпионские таби имели толстую кожаную подошву с прослойкой шелковой ваты, гасившей звук шагов и обеспечивавшей нужное сцепление при карабкании по стене, и стеганый подъем с тонкой прослойкой такой же ваты.
   Синоби-варадзи (рис. 4) — походные сандалии ниндзя — также отличались от обычных. Их плели не из соломы, а из хлопчатобумажной нити или бычьей кожи, что делало их чрезвычайно прочными.


   Для еще большего повышения прочности, а также на тот случай, если ниндзя вдруг наступит на «каштан» или оступится в волчью яму, в подошву вплетали конские либо женские волосы, а также укрепляли ее корой дерева мокугэ. Для этого кору сначала вымачивали в воде, потом расплющивали деревянным молоточком, пропитывали жиром черепахи и небольшими кусочками подшивали к подошве. В результате даже меч или копье не могли ее проткнуть.
   Интересно, что похожие по конструкции варадзи вплоть до второй мировой войны имели широкое хождение на территории бывшего княжества Огаки Тода, только там вместо коры к подошве, подобно чешуе, пришивали металлические пластиночки. Назывались они «канэ-но варадзи» — «железные варадзи».
   Обычные соломенные варадзи сидят на ноге неплотно и то и дело ездят взад-вперед. Если в повседневной жизни на это почти не обращают внимание, то во время далекого путешествия на своих двоих человеку очень быстро раскрывается истинное значение такого «пустячка»: слишком сильно у горе-путешественника болят ноги. Для предотвращения болтанки сандалий, ниндзя пришивали к пяткам своих «носков» таби по два тоненьких металлических изогнутых зубчика, впивавшихся в подошву обуви и называвшихся варадзи-симэгу — «держатели варадзи» (рис. 5).


   Чтобы не скользить в варадзи по льду (а кожаные синоби-варадзи отнюдь не способствовали устойчивости в этих условиях), ниндзя использовали специальные приспособления, называвшиеся «субэри-домэ». Субэри-домэ представляли собой металлические пластины шириной около 1 см с несколькими шипами, привязывавшиеся поперек подошвы и обеспечивавшие надежное сцепление с поверхностью. Впрочем, ничего особенно специфического в этом приспособлении нет. Аналогичными штуками пользуются все, кому нужно прочно стоять на скользкой поверхности: альпинисты и футболисты, легкоатлеты и просто рядовые граждане, не питающие пристрастия к акробатическим трюкам в гололед.
   Свои лица ниндзя скрывали под тряпичной маской дзукин (рис. 6).


   Об ее конструкции единого мнения нет. Так, Нава Юмио утверждает, что это была просто длинная — до 180 см — узкая — около 24 см — полоса ткани. Ее можно было использовать не только как маску, но и как веревку для подтягивания товарища на стену, связывания пленника, как жгут для перевязки конечности выше раны, в качестве респиратора в дымных помещениях, как фильтр для очистки воды и т. д. В качестве маски ленту использовали следующим образом: накладывали серединой на макушку, связывали вместе концы под подбородком, заворачивали их в сторону затылка, закрывали лицевую часть и связывали концы на затылке. В результате открытыми оставались лишь глаза. Все остальные детали были надежно скрыты под тряпкой. Иногда под дзукин прятали тонкий кинжал.
   Однако и в музее нин-дзюцу школы Ига-рю в Ига Уэно, и в музее нин-дзюцу школы Кога-рю в г. Конан представлены различные варианты капюшонов. Простейший вариант капюшона представлял собой колпак из плотной ткани, затягивавшийся на шее шнуром или тесемкой. В музее ниндзя в г. Конан можно увидеть также образец колпака с пришитым прямоугольником из ткани, предназначенным специально для лучшего сокрытия лица лазутчика (рис. 7).


   Во время тайного проникновения во вражеский замок ниндзя поверх своего костюма синоби-сёдзоку надевал одну или две накидки уваппари, похожих на парадную накидку самураев хаори, или куртку хаори с кармашками в нижних частях рукавов. Именно эти предметы одежды можно быстро надевать и снимать, что было очень важно для шпиона. В случае обнаружения лазутчик мог моментально выскользнуть из кольца стражников, сбросив верхнюю куртку или моментально соорудив «двойника» для приманки и отвлечения преследователей (уловка амэторино дзюцу).
   Некоторые образцы верхней одежды ниндзя имели очень длинные рукавные карманы-тамото — до 3 метров! В этом случае к внешней стороне левого отворота пришивался шнурок, которым подвязывали карман-тамото, когда им не пользовались.
   Снаружи и с изнанки верхняя одежда имела разные цвета. С наружной стороны все элементы маскировочного костюма и снаряжения ниндзя: куртка и брюки, лицевая маска дзукин, полотенце сандзяку-тэнугуи, кошка кагинава и т. д. окрашивались в желтовато-коричневый цвет разных оттенков. Японские авторы называют с десяток разных цветов, но для всех них в русском языке нет эквивалента. Впрочем, речь идет о цветах, представляющих собой различные оттенки красновато-коричневого, пепельного или темно-серого цвета. Костюмы именно таких цветов позволяли «воинам ночи» совершенно растворяться в ночной мгле. Черный же цвет, который сплошь и рядом используют «ниндзя» в популярных боевиках, средневековых «невидимок» привлекал мало, так как абсолютно черный костюм резко выделяется в ночной мгле.
   С изнанки костюмы красили в желтый, голубой или белый цвет.
   Очевидно, что цвет наружной стороны и изнанки определялся конкретной ситуацией. Например, летней ночью следовало орудовать в костюме цвета хурмы, а зимой на снегу, на фоне стены или ограды, выкрашенной в белый цвет, на белом песке или гальке — в синоби-сёдзоку белого цвета.
   Все одеяние ниндзя было мешковатым. Сглаживая контуры тела, оно помогало шпиону «раствориться» в сумраке замковых переходов и проскользнуть под самым носом охранника.
   Несколько слов нужно сказать о нижнем белье ниндзя, которое, строго говоря, к синоби-сёдзоку отнести нельзя. Как и все японцы, ниндзя носили набедренную повязку симооби (фундоси), заменявшую трусы. Как правило, использовался такой вариант симооби как эттю — набедренная повязка со специальными тесемками (рис. 8).


   Как и у всех японских военных, она была белого цвета и изготавливалась из хлопчатобумажной ткани. Симооби имела длину около 170 см и ширину около 30 см. К обоим концам повязки пришивались тесемки. Один конец повязки загибали и подшивали таким образом, чтобы в образовавшуюся петельку можно было пропустить тонкую тесемку длиной около 1 м, которую обвязывали вокруг шеи. К другому концу накрепко пришивалась более широкая тесемка длиной около 140 см, затягивавшаяся на поясе. Шейная тесемка имела ширину около 1 см, а поясная — около 1,5 см.
   Надевали такую набедренную повязку следующим образом. Сначала шейную тесемку завязывали вокруг шеи так, чтобы узел оказался сзади, а сама полоса ткани спустилась вниз. Повязку пропускали между ног, загибали вверх, чтобы прикрыть ягодицы, и завязывали пришитую поперек ткани тесемку на животе.
   Иногда ниндзя использовали симооби без шейной тесемки. Тогда ее делали на 60 см длиннее и разрезали этот кусок на две тесемки, которые обвивали шею и завязыва
   лись на задней стороне. Столь простой вариант набедренной повязки (существовали и другие виды симооби), позволял легко справлять нужду, не снимая одежды. Кроме того, такую повязку можно одеть быстрее, чем обычную.
   Полностью в костюм синоби-сёдзоку облачались следующим образом. Сначала ниндзя надевал набедренную повязку симооби, затем обматывал живот куском отбеленной хлопчатобумажной ткани длиной около 10 метров. Надевал нательную куртку кимоно из тонкой ткани, а поверх нее разрезную куртку уваги. Натягивал брюки ига-бакама. Обувал «носки» таби и сандалии варадзи. Обматывал ноги обмотками кяхан и натягивал на руки тэкко. Подворачивал рукавные карманы (тамото) куртки и стягивал их шнуром. Затягивал пояс додзимэ. Повязывал лицевую маску дзу-кин. Засовывал за пояс меч и кунай. С правого бока подвешивал мешочек со всякой мелочью, кошку кагинава, бамбуковую трубку с «каштанами»-;шсн внутри. Раскладывал необходимые мелочи по десятку карманов, разбросанных по всей одежде. Теперь ниндзя был готов к ночной операции (рис. 9).


   Хотя сегодня многие считают синоби-сёдзоку характерным костюмом средневековых шпионов, на самом деле не все так просто. Дело в том, что в старинных наставлениях по нин-дзюцу мы нигде не найдем описаний синоби-сёдзоку.
   Интересно проследить эволюцию изображений ниндзя. По мнению английского историка Стивена Тёрнбулла, самые старые изображения ниндзя содержатся в книге «Ходзё годайки» («Сказание о пяти поколениях дома Ходзё»), опубликованной в 1659 году. В ней есть несколько рисунков, показывающих раппа Фума во главе со знаменитым Фумой Котаро и их врагов, лазутчиков-куса Такэды Кацуёри (рис. 10).


   Однако и те, и другие облачены отнюдь не в специальные маскировочные костюмы, а в стандартные одеяния рядовых пехотинцев асигару. И только через сто с лишним лет в осакском издании 1802 года повести «Эхон тайко ки» («Иллюстрированная повесть о тайко [Хидэёси]») мы обнаруживаем первое изображение ниндзя в синоби-сёдзоку (его можно найти в книге «Путь невидимых» на с. 367). Из этого можно сделать несколько выводов. Во-первых, костюмы синоби-сёдзоку использовали далеко не все ниндзя, а может быть только «невидимки» из Ига и Кога. Во-вторых, существует вероятность того, что такие костюмы вообще появились лишь в середине эпохи Токугава.

КАВАРИ-ГОРОМО — «ПЕРЕМЕННОЕ ОДЕЯНИЕ»

   Действуя в обличье горожанина или сельского жителя, ниндзя использовали куртку кавари-горомо — разновидность описанной выше верхней куртки уваппари (рис. 11).


   В наставлениях по нин-дзюцу упоминается даже особое искусство использования переменчивой одежды — кавари-горомо-но дзюцу.
   Пользуясь своей замечательной одеждой, окрашенной снаружи и с изнанки в разные цвета, ниндзя мог мгновенно переменить свой облик, вывернув накидку наизнанку, несколько изменив стиль прически, добавив хромоты и т. д.
   Если тебя раскрыли враги и бросились за тобой в погоню, лучше быть одетым в куртку яркого, привлекающего внимание цвета. Тогда будет возможно, на мгновение оторвавшись от противника, сбросить ее с себя и напялить на каменный фонарь, статую, дерево, столб, чтобы на несколько секунд отвлечь взимание преследователей, а самому с помощью маскировочного костюма раствориться в ночной мгле.
   Нава Юмио утверждает, что при прыжках с большой высоты «ночные демоны» использовали куртку уваппари вместо парашюта. Для этого куртку снимали, захватывали руками концы рукавов и растягивали на максимальную ширину, среднюю часть подола зажимали в зубах, а руки поднимали вверх и в стороны. Уваппари надувалась ветром как парус и значительно ослабляла удар о землю в момент приземления.
   Если же времени, чтобы скинуть куртку, у ниндзя не было, он просто захватывал руками углы подола, максимально разводил их в стороны и поднимал высоко над головой, так что у него над плечами вырастал небольшой треугольный парус, который, тем не менее, значительно снижал риск получения травмы при прыжке с большой высоты.

   АМИГАСА — «СОЛОМЕННАЯ ШЛЯПА»
   Дополняла костюм ниндзя, действовавшего в чужом обличье на глазах у врага, плетеная из соломы шляпа амигаса, устроенная так, что ее владелец прекрасно видит все вокруг, в то время как окружающие не могут видеть его лицо (рис. 12).

   Такие шляпы имели широкое хождение по всей Японии. Поэтому человек с амигасой на голове не
   привлекал к себе особого внимания. Кроме того, под амигасой можно было спрятать секретное донесение, потайное оружие и даже складной походный лук табиюми. Известны образцы амигасы с прикрепленным изнутри «под козырьком» массивным дугоообразным лезвием, превращающим шляпу в гигантский сюрикэн, способный запросто срубить молоденькое деревцо или отделить голову от туловища врага.

   НАГАБУКУРО — «ДЛИННЫЙ МЕШОК»
   При знакомстве с длиннющим списком различных приспособлений, использовавшихся ниндзя в разных ситуациях, возникает законный вопрос: а как же они таскали с собой весь этот скарб?
   Давайте представим себе ниндзя, отправляющегося на задание. На левом боку за пояс у него заткнут «шпионский» меч синоби-гатана. Рядом с ним виднеется оо-кунай. С правой стороны за поясом торчит толстая бамбуковая трубка с хиси, а рядом с ней кожаный мешочек с сюрикэнами, дымовыми бомбочками, компасом, нитью с грузилом. За пазухой угольком внутри. На спине с правой стороны заткнута за пояс веревка с надежным крюком кагинава. А где же все остальное? Все остальное — различные нинки и порох, яды и лекарства, провизия — запрятано в заплечный мешок нагабукуро (рис. 13).


   Нагабукуро ниндзя носили на спине по диагонали так, что он спускался от левого плеча к правому боку. Точно также носили свои заплечные мешки японские солдаты уже в XX веке. Нагабукуро изготавливали из полосы прочной парусины шириной в 90 см и длиной около 190 см, окрашенной в темно-коричневый цвет. Он представлял собой простую тряпичную трубу, к которой снаружи на равном расстоянии друг от друга и от концов пришивали две тесемки того же цвета. Тесемки затягивали и в средний отсек помещали различные нинки, а концы перевязывали узлом на груди.

ДОСПЕХИ НИНДЗЯ

   Сразу нужно оговориться, что никаких особых, «шпионских» доспехов не существовало. Во время сражения ниндзя использовал либо кольчугу, либо облегченный вариант доспеха пехотинца татами-гусоку.
   Полный кольчужный доспех (кусари-катабира) состоял из кольчужной рубахи, нарукавников, защищавших руки от локтя до кистей рук, поножей и шлема, прикрывавшего не только голову, но и шею с подбородком и оставлявшего открытыми лишь глаза бойца (рис. 14).


   Такую кольчугу можно было надевать под верхнюю куртку уваппари.
   Доспехи татами-гусоку изготавливали из кожи, на которую нашивали прямоугольные (карутагину) или шестиугольные (кикко) железные пластины (рис. 15–17).




   Такими доспехами, защищавшими бойца лишь спереди, феодальные князья снабжали рядовых пехотинцев самого низшего ранга.
   Шлем, входивший в комплект, представлял собой кожаную каску, покрытую такими же пластинами, естественно, без всяких рогов, которые в разведке стали бы ужасной помехой, без конца цепляясь за ветки и кусты. Возможно, именно поэтому в традиционных районах проживания кланов ниндзя, в провинции Ига и в Сайга в провинции Кии использовались каски без рогов и других украшений, лишь усеянные небольшими шипами (рис. 18–19).



   И кольчугу, и доспехи татами-гусоку, использовавшиеся ниндзя, можно увидеть в музее нин-дзюцу в городе Ига Уэно, который предположительно использовали ниндзя. Особенно много таких щитов обнаружено на севере равнины Канто в районе Титибу. Щит тэцу-но камэ был круглым, с четырьмя толстыми шнурами, прикрепленными к четырем крючкам на тыльной стороне. Особенность тэцу-но камэ состоит в том, что его можно носить не только на руке, но и на спине, продев руки под веревочные перевязи. Закинув такой щит за спину, ниндзя мог смело удирать от врага, не обращая большого внимания на пальбу — толщина тэцу-но камэ такова, что его не могут пробить ни стрелы, ни пули мушкетов. Прикрывшись таким щитом, ниндзя ложился ничком на землю, превращаясь в гигантскую черепаху, и преспокойно подползал к вражеским позициям. При этом пули и стрелы рикошетили от щита, имевшего сферическую форму, словно снаряды от лобовой брони танка. А поджав под себя руки и ноги и собравшись в комок или забравшись в ямку, ниндзя превращался в подобие маленького дота.
   Другой вид щита описан в книге Донна Дрэгера «Нин-дзюцу» (Токио, 1977), который рассказывает: «Те воины, которые пытались поразить ниндзя из огнестрельного оружия, часто становились в тупик, когда он ловко прятался за толстым многослойным кожаным щитом нэрукава-ита (букв, «доска из дубленой кожи»). Если пули его и пробивали, то уже не могли нанести человеку серьезного ущерба».

Глава 2. ОРУЖИЕ НИНДЗЯ

   Описание оружия ниндзя традиционно составляет один из самых больших разделов в книгах о ниндзюцу. Различные виды боевых цепей, серпов, кастетов, духовых трубок и прочих «дьявольских» штучек, равно как и способы применения таковых действительно впечатляют и мало кого оставляют равнодушным. Однако если подойти к этому вопросу с конкретно-исторических позиций, то выясняется, что из всего этого богатого арсенала специфическим оружием ниндзя можно назвать всего с десяток предметов, относящихся к разряду «потайного оружия»: различных скрытых лезвий и пистолетов, замаскированных под мечи, курительные трубки, чернильницы и т. д. Все остальное в не меньшей степени было достоянием обычных самураев, не занимавшихся разведкой и шпионажем, а также полицейских и разбойников.
   Другая проблема возникает при описании конкретных приемов боя с использованием различных видов оружия. Дело в том, что в текстах по нин-дзюцу практически нет сведений о технике рукопашного боя. Например, в «Бансэнсюкай» описаны особые «шпионские» способы использования меча (так называемые «семь способов использования сагэо» — «сагэо сити-дзюцу»), но ничего не говорится о фехтовании. Ведь подлинное, а не «киношное» ниндзюцу— это искусство шпионажа, разведки, диверсий, оно не включает в себя никаких приемов рукопашного боя.
   То, что нин-дзюцу не содержит приемов боя с оружием и без оружия, конечно же не означает, что «воины ночи» таковых не изучали. Просто, нужно различать нин-дзюцу и другие «дзюцу», изучавшиеся ниндзя. Например, знаменитый «невидимка» XX века Фудзита Сэйко помимо нин-дзюцу школы Кога-рю изучал еще кэмпо (бой без оружия) школы Намбан Сатто-рю, сюрикэн-дзюцу (метание лезвий) школы Сингэцу-рю, дзё-дзюцу (бой короткой палкой) школы Дайэн-рю, торидэ-дзюцу (разновидность дзю-дзюцу) школы Итидэн-рю и др.
   Так как в исторических текстах и наставлениях по шпионажу и разведке содержится очень мало сведений о боевых искусствах ниндзя — синоби бу-дзюцу, историкам приходится реконструировать приемы рукопашного боя «невидимок», что ведет к массе ошибок, мистификаций и фальсификаций. Например, в массовом сознании прочно утвердилась идея о том, что ниндзя использовали какую-то супероригинальную, необычную технику боя с оружием и без него. Между тем, синоби бу-дзюцу конечно же имели определенную специфику, однако эта специфика была связана в основном с тактикой, а не техникой.
   Во-первых, ниндзя избегали прямого столкновения и предпочитали действовать исподтишка, из-за угла. Отсюда акцент на приемы внезапного нападения.
   Во-вторых, средневековые разведчики старались не ввязываться в бой и предпочитали удирать при первой же возможности. Поэтому в рукопашной технике ниндзя большое внимание уделялось умению отвлечь противника, напугать, затормозить преследование, а затем быстро разорвать дистанцию и «сделать ноги» без окончательного выяснения, кто «круче» в фехтовании или борьбе.
   В-третьих, нужно принять во внимание те специфические условия, в которых «ночным демонам» приходилось принимать бой: кустарники, бамбуковые чащи, узкие коридоры, комнаты с низкими потолками и т. д. и т. п. Здесь нет места для длинного оружия, для размашистых ударов. Отсюда предпочтение укороченного оружия, любовь к малым видам — различным кастетам, когтям, шипам, спицам и т. д., акцент на уколах и «сжатых» коротких рубящих ударах.
   В то же время любое оружие само по себе диктует технику работы с ним. Поэтому, например, в технике «самурайских» и «ниндзевских» школ боя кусаригама — серпом с цепью с грузиком — большой разницы даже теоретически быть не может.
   Отсутствие у широкой публики представлений о реальной технике традиционных японских бу-дзюцу позволяет многочисленным проходимцам выдавать за «подлинную ниндзевскую технику боя» приемы, которые на самом деле встречаются в школах бу-дзюцу, не имеющих никакой связи с «невидимками». Например, «отец отечественного Будзинкана» Валерий Момот в одной из своих книг пишет: «Как сам меч, так и техника работы с ним в манере нин-дзюцу достаточно сильно отличается от того кэн-дзюцу, которое, возможно, знакомо читателю из традиций самурайских школ владения оружием — таких, как Катори Синто-рю, Касима Синто-рю, Ягю-рю и др.» После этого категоричного заявления на последующих страницах он демонстрирует изученную по видеокассете «Самурайское дзю-дзюцу» (с Танэмурой Сёто в главной роли) стандартную базовую технику школы Кукисин-рю, не имея понятия о том, что данная школа никак не связана с кланами ниндзя, а свою технику фехтования позаимствовала из обруганной им Катори Синто-рю.
   Другой автор дает совершенно фантастическую картину «самурайского» кэн-дзюцу, не имеющую под собой никакого основания: «Вопреки мнению, широко распространившемуся сейчас благодаря кинофильмам, ниндзя редко когда был мастером фехтования. В открытом бою с самураями он, по сути дела, не имел никаких шансов на победу. Но это лишь в том случае, когда такой бой проходил в соответствии с правилами Бусидо. Известно, что классическая техника владения катаной сводится преимущественно к ударам сверху вниз по голове, плечам и рукам. Увертки и всякого рода хитрости во время поединка самураи считали делом, позорящим настоящего воина. Практически они никогда не рубили мечом ноги, не атаковали в спину и ниже пояса. Перед тем, как вступить в бой, противники обязаны были представиться друг другу. Короче говоря, самураи были опутаны, словно веревками, своими представлениями о чести, о благородстве, другими сословными предрассудками».
   Практически каждое предложение в этом отрывке несет в себе ложную информацию и выдает полное незнание автором традиционного японского фехтования и японской истории. Так, в базовой технике той же Катори Синто-рю наряду с двумя нисходящими ударами изучаются три восходящих подрезки, существует техника работы в низком приседе и на колене, предназначенная для атаки внутренней поверхности бедра, паха, голеностопного сустава. В ближнем бою гарда к гарде в «самурайском» фехтовании применяются болевые приемы на пальцы и кисти, наносятся удары ногами в пах, уколы выставленными вперед указательными пальцами в глаза. Многие приемы сюрикэн-дзюцу — искусства метания лезвий — тоже можно отнести к кэн-дзюцу, так как за броском следует серия мгновенных ударов мечом.
   Еще более смешными выглядят слова о том, что самураи якобы всегда представлялись перед тем, как вступить в бой. Действительно, такой обычай, называвшийся «нанори», существовал в Японии в XII веке, когда сражения велись небольшими отрядами элитной кавалерии и походили на гигантские турниры. Однако уже в следующем, XIII веке, охоту представляться врагу у японских самураев отбили монгольские завоеватели, не понимавшие по-японски ни слова, демонстрировавшие принципиально иную тактику коллективных действий и без всякого зазрения совести нападавшие кучей на одного.
   Для того чтобы понять всю абсурдность этих характеристик самураев, не нужно быть специалистом в японской истории. Достаточно посмотреть японский художественный фильм «Небо и земля», недавно выпущенный в России на лицензионных видеокассетах. В нем прекрасно показаны столкновения огромных масс копейщиков и кавалерии, в которых обычаю нанори просто нет места.
   Вообще, противопоставление «самурайское» — «ниндзевское» абсолютно неправомочно, так как самурайство — это сословие, а ниндзя — профессия.
   В этой связи хочется посоветовать читателям критично относиться к утверждениям «учителей ниндзюцу» относительно «уникальности» преподаваемых ими «приемов боя ниндзя» и приложить больше усилий к изучению подлинных традиций японских бу-дзюцу, которые, к сожалению, до сих пор остаются почти неизвестными и на Западе, и в странах бывшего СССР.

Огнестрельное оружие и артиллерия ниндзя

   Как это ни странно, но такой крупнейший специалист по истории нин-дзюцу как Нава Юмио начинает разговор о вооружении ниндзя именно с огневых средств. Дело в том, что японские «невидимки» в числе самых первых в стране Восходящего солнца смогли по достоинству оценить боевую эффективность огнестрельного оружия и вообще огневых средств и приняли их на вооружение. Недаром один из самых известных «учебников» по нин-дзюцу школы Ига-рю «Нинпидэн» начинается с раздела «Каки» — «Огневые средства».
   Каки — это общее название всех видов оружия и снаряжения, использующих горючие материалы, или порох. В эту категорию попадают пушки, ружья, различные факелы, фонари. Так как в данной книге вооружение и иное снаряжение ниндзя описываются в разных главах, автору пришлось разбить все каки на две категории: вооружение и небоевое снаряжение, хотя в таком важнейшем источнике по нин-дзюцу как «Бансэнсюкай» то и другое описывается вместе в отдельном томе, называющемся «Каки».

ФИТИЛЬНЫЕ (СИНАВА-ТЭППО), КРЕМНЕВЫЕ (ХИУТИ ИСИДЗЮ) И ДУХОВЫЕ (КУКИДЗЮ) РУЖЬЯ
   Истории гласит, что уже через полгода после того, как в Японию впервые были завезены фитильные ружья (считается, что это произошло в августе 1539 года), семьи кузнецов Сибацудзи и Айя из Нэгоро сумели освоить их массовое производство и стали снабжать ими ниндзя из Нэгоро и Сайга (рис. 21).


   Их примеру последовали «невидимки» из Ига и Кога, которые стали первыми изготавливать длинноствольные дальнобойные фитильные ружья. Именно такими ружьями они неоднократно пытались отправить на тот свет Оду Нобунагу. Они же разработали первые в Японии «двустволки» (рис. 22).


   Добавим, что ниндзя из Кога первыми в стране Восходящего солнца стали производить порох в больших объемах и торговать им «вразнос» по всей стране.
   Когда же в Японии появились первые образцы более совершенных кремневых ружей, первыми, кто сумел ими завладеть, стали ниндзя из Ига. Но произошло это уже спустя много лет после окончания бурной эпохи «сражающихся княжеств», при восьмом сёгуне династии Токугава Ёсимунэ в период Кёхо (1716.6—1736.4).
   Особенно прославилась на поприще изготовления огнестрельного оружия семья кузнецов Кунитомо из деревни Кунитомо уезда Сакада провинции Оми. Кунитомо освоили его производство практически одновременно с ведущими кузнецами города Сакаи и монастыря Нэгоро (ранее они, как предполагают историки, занимались изготовлением мечей). Согласно «Кунитомо тэппо ки» («Записи семьи Кунитомо о ружьях»; этот источник датируется 1633 г.), вскоре после того, как ружья были привезены европейцами на остров Танэгасима, сёгун Асикага повелел доставить одно из них в деревню Кунитомо и потребовал от знаменитых кузнецов изготовить новое ружье по образцу. После нескольких месяцев мытарств Кунитомо все-таки сумели изготовить ружье, пригодное для использования. Чуть позже в деревню доставили какого-то иностранца, поделившегося с кузнецами секретами изготовления пороха, ствола и техники стрельбы (рис. 23). А чуть позже Кунитомо начали получать заказы от самого Оды Нобунаги.


   После того, как Тоётоми Хидэёси разгромил князя Асаи, владевшего этим районом провинции Оми, в 1576 г. он пожаловал тогдашнему главе кузнечного цеха Кунитомо Тодзиро звание старосты (тосиёрияку) и поместье с доходом в 1000 коку[1] риса. Токугава Иэясу также всемерно поддерживал семью Кунитомо. В 1601 году он пожаловал звания старост сразу четырем ее представителям, неоднократно делал большие заказы. Благодаря этому деревня Кунитомо процветала. К началу 1615 года в ней было 73 кузницы, занимавшихся изготовлением огнестрельного оружия, и свыше 500 рабочих. Во время Осакской войны 1615 г. Кунитомо оказали большую поддержку Токугаве Иэясу оружием. За это после своей победы он повысил их годовой доход до 9000 коку и освободил от всех повинностей.
   С тех пор сёгунское правительство ежегодно заказывало Кунитомо оружие. Так продолжалось до периода Тэммэй (1781.4—1789.1), когда заказы резко сократились, что повлекло за собой упадок оружейного производства. Но именно в этот период упадка, в 1779 году, в деревне Кунитомо родился настоящий гений. Он вошел в историю как Кунитомо Иккансай, хотя на протяжении жизни у него были и другие имена.
   Иккансай с младых ногтей трудился для сёгунского правительства. В возрасте 40 лет он стал старостой деревни Кунитомо и представлял интересы своей семьи перед государством. Он обладал неукротимой жаждой познания и непрестанно стремился расширить свой кругозор. Иккансая совершенно не устраивал тот факт, что с XVI века технология изготовления и сама конструкция огнестрельного оружия, производимого в Японии, не претерпели никаких изменений. Он сознавал техническую отсталость
   Японии и по крупицам собирал сведения о состоянии оружейного дела и вообще производства на Западе.
   Однажды какой-то голландец подарил сёгуну духовое ружье, но вскоре оно вышло из строя, и никто не смог его починить. Тогда за дело взялся Иккансай. Через некоторое время он досконально разобрался в механизме и сумел устранить поломку.
   Это духовое ружье было способно с расстояния 15 метров пробивать доску толщиной в 1 см. Конечно, такие боевые данные удовлетворительными признать нельзя. Но Иккансаю понравилась сама идея оружия, обладавшего одним неоспоримым преимуществом — почти полной бесшумностью. Ну, как тут не вспомнить о ниндзя! Или о современных киллерах, использующих оружие с глушителями. А Кунитомо издревле снабжали «невидимок» из Кога лучшими образцами своих изделий.
   Итогом напряженной работы Иккансая стало 20-зарядное духовое ружье с дальнобойностью в 40 метров. По своим качествам это оружие, получившее название «хаяути кидзю» — «скорострельное духовое ружье», многократно превосходило заморскую диковинку (рис. 24).


   Это вызвало неподдельное изумление чиновников, до тех пор убежденных, что японским мастерам очень далеко до европейских. Позднее Кунитомо Иккансай еще более усовершенствовал свою разработку, сделав ружье хаяути кидзю 60-зарядным.
   Помимо своей замечательной «винтовки», Иккансай создал еще и арбалет из особого медного сплава, который по дальности и точности боя не уступал лучшим тогдашним ружьям (еще одна спецназовская «штучка»), подзорную трубу, авторучку, водонасосную помпу, добился успехов в изготовлении стекол для телескопов. Кроме того, он занимался изучением астрономии, проводил наблюдения во время солнечного затмения, написал весьма ценное наставление по изготовлению огнестрельного оружия, в котором раскрыл практически все секреты семьи Кунитомо, ранее передававшиеся от отца лишь одному-единственному сыну.
   Умер Кунитомо Иккансай в 1840 году в возрасте 62-х лет.

   MOKУXO — «ДЕРЕВЯННАЯ ПУШКА». ХАРИНУКИ-ДЗУЦУ — «ТРУБА ИЗ ПАПЬЕ-МАШЕ»
   Деревянная пушка мокухо изготавливалась из ствола сосны или другого дерева. Ствол распиливали пополам, в половинках выдалбливали ствольный канал, после чего соединяли и скрепляли их железными или бамбуковыми кольцами (рис. 25–26).



   В варианте харинуки-дзуцу — «трубы из папье-маше» — деревянную основу будущей пушки обмазывали лаком и оклеивали несколькими десятками слоев бумаги.
   Такие «орудия» делали разных размеров. Деревянная переносная пушка какаэ оо-дзуцу была столь легкой, что ее мог легко переносить с места на место даже один ниндзя (рис. 27).


   Существовали и еще более миниатюрные ручные аналоги таких «пушек». Так как эти «орудия» легко укрывались в широком рукаве кимоно, их называли содэцуцу — «рукавные трубы» (рис. 28).


   Споры о возможности боевого применения подобной «артиллерии» продолжаются по сей день. Ведь чтобы придать ядру убойную силу, заряд должен быть достаточно большим, а это чревато разрывом пушки при выстреле. Нава Юмио высказал мнение, что такие «орудия» скорее всего использовали лишь для запуска сигнальных ракет и для устрашения противника.
   В качестве заряда во всех вариантах использовался дымный порох, в рецептуру которого входили 7 частей привезенной с континента селитры, 1,5 части серы и 1,5 части древесного угля (как правило, использовался размолотый в порошок уголь ивы). Те же компоненты брали и для изготовления зажигательной смеси, но в ином соотношении.

Зажигательные средства

   Различные зажигательные средства занимают важнейшее место в числе каки. Это, впрочем, вполне понятно, если учесть, что в Японии и обычные жилые дома, и замки, и крепости (до второй половины XVI в.) строили из дерева.

   ХИЯ — «ОГНЕННЫЕ СТРЕЛЫ»
   Древнейшие варианты хия представляли собой сигнальные стрелы с приделанными свистульками из дерева или рога (кабурая), внутрь которых вкладывали разожженные древесные угольки. Постепенно «воины ночи» разработали множество различных вариантов «огненных стрел», по сути представляющих собой ракеты. В секретных наставлениях по нин-дзюцу мы встречаем упоминания таких видов как дайкоку-хия — «огненная стрела великой страны», утихия — «метательная зажигательная стрела», тэхия — «ручная зажигательная стрела», хорокубия — «огненная стрела драгоценного счасья», амэ-хия — «дождевая огненная стрела» и др. (рис. 29)


   БОХИЯ — «СТРЕЛА — ОГНЕННАЯ ПАЛКА»
   По внешнему виду «огненная палка» бохия очень напоминает ракету. Она представляет собой палку из твердого дерева с металлическим оперением на одном конце и пороховым зарядом с выведенным наружу фитилем на другом. Ее заряжали в крупнокалиберное ружье и выпускали в направлении врага, норовя запалить его укрепления (рис. 30–32).




   Хотя упоминания о бохия встречаются в ряде наставлений по нин-дзюцу, исследователи отмечают, что такое оружие было изобретено после периода Кэйтё (1596.10—1615.7), т. е. уже после окончания феодальных войн, поэтому у историков нет никаких данных об его применении в боевых условиях.

   ДАЙКОКУ-ХИЯ — «ОГНЕННАЯ СТРЕЛА ВЕЛИКОЙ СТРАНЫ»
   Дайкоку-хия (рис. 33) представляла собой вариант ракеты, движимой энергией сгорающего пороха. Считается, что эта «огненная стрела» была завезена в старину из Китая.


   Дальность полета дайкоку-хия оценивается от 240 до 1200 метров. Естественно, что дальность полета варьировалась в зависимости от длины «стрелы», количества «перьев» на ее конце, мощи порохового заряда. Острие дайкоку-хия изготавливали из железа, дерева или бамбука. Приблизительно в 10 см от острия крепили бумажную трубку, начиненную пороховым зажигательным зарядом объемом в 20 моммэ. На другом конце «стрелы» крепилась такая же бумажная трубка с пороховым «топливом» внутри и фитилем, поджигаемым для выстрела. Зарядные трубки соединялись с помощью фитиля, так что зажигательный заряд воспламенялся только при подлете к цели. Согласно источникам, если дайкоку-хия планировалось запустить на расстояние в 2–5 тё,[3] то хвостовик «стрелы» делался тройным, на 6–7 тё — четверным, на 8 тё — шестерным, на 9—10 тё — девятерным.
   При стрельбе дайкоку-хия помещали в деревянную трубу, установленную на рогатине, задающую необходимый угол возвышения, так, чтобы оба заряда остались снаружи. Хвостовик ракеты опирался на землю. После поджигания фитиля и воспламенения топливного заряда, «огненная стрела» устремлялась к цели. Иногда дайкоку-хия запускали прямо с руки, бросая как копье в направлении противника одновременно с выбросом струи газа из «сопла».
   Во время полета пламя постепенно добиралось по фитилю от «топливного бака» к зажигательному заряду. «Топлива» хватало приблизительно на половину полета, и после прохождения ракетой высшей точки траектории ракета летела уже по инерции. Именно к этому моменту фитиль воспламенял зажигательный заряд, предававший огню укрепления врага.
   Состав топливного заряда был таков: 30 моммэ селитры, 50 моммэ серы, 40 моммэ золы, 1 моммэ камфары, 1 моммэ сосновой смолы и 1 моммэ крысиного помета. Состав зажигательной смеси: 50 моммэ селитры, 3 моммэ серы и 3 моммэ золы.
   Кроме того, при запуске дайкоку-хия на расстояние свыше 6 тё использовали две особые разновидности пороха: муити — «без одного» — и коинадзума — «маленькая молния». Состав муити: 30 моммэ селитры, 3 моммэ серы, 6 моммэ золы, 3 фун[4] крысиного помета, 3 фун сосновой смолы и 2 фун камфары. Состав коинадзума: 40 моммэ селитры, 5 моммэ и 5 фун серы, 12 моммэ золы, 3 фун крысиного помета, 3 фун сосновой смолы и 3 фун камфары.
   Помимо описанного выше приспособления для запуска одной ракеты дайкоку-хия, существовали также устройства для «залпового огня» (рис. 34).


   УТИХИЯ — «МЕТАТЕЛЬНАЯ ЗАЖИГАТЕЛЬНАЯ СТРЕЛА»
   Утихия представляла собой бамбуковую трубку длиной в 45 см, к средней части которой веревкой крепился пороховой заряд в форме шара (рис. 35).


   Ниндзя поджигал фитиль заряда и метал бамбуковую зажигательную «гранату» в окно здания или в толпу врагов.

   ХИДАКЭ — «ОГНЕННЫЙ БАМБУК»
   Это была разновидность утихия в виде обрезка бамбука, начиненного порохом (рис. 36).


   Хидакэ поджигали и забрасывали во вражеский стан, запаливая строения, пугая лошадей, сея беспорядок и панику.

   ХОРОКУ-БИЯ — «ОГНЕННАЯ СТРЕЛА ДРАГОЦЕННОГО СЧАСТЬЯ»
   Хороку-бия делали из глины, не покрытой глазурью, о чем свидетельствует другой вариант записи ее названия — «глиняные миски». Ниндзя соединяли вместе две миски. Получался глиняный шар, внутрь которого закладывали пороховой заряд, кусочки свинца, разные железки и т. д. Сквозь маленькое отверстие к заряду подводился фитиль, начиненный порохом, которым глиняный шар обматывался крестообразно (рис. 37).


   Для метания хороку-бия широко применяли различные катапульты (рис. 38).


   В отличие от других «зажигательных стрел», хороку-бия использовали не столько для поджога, сколько для картечного поражения живой силы и лошадей противника.

   ЗАЖИГАТЕЛЬНЫЕ СТРЕЛЫ, МЕТАЕМЫЕ ПРИ ПОМОЩИ ЛУКА
   Для повышения дальнобойности «огненных стрел» ниндзя использовали луки. В этом случае применялись стрелы следующей конструкции.
   На некотором расстоянии от наконечника стрелы приклеивали две квадратные бумажки со стороной в 9 см. Их обмазывали по периметру клеем и склеивали вместе. Полость, образовавшуюся в результате склеивания, заполняли порохом. Сверху и снизу стрелу обматывали конопляной нитью. Фитиль — бумажный шпагат, начиненный порохом, — прокладывали от кончика стрелы до склеенных вместе бумажек с порохом внутри. Фитиль поджигали и выпускали стрелу из лука в цель.
   Существовали также образцы зажигательных стрел с бумажными трубками, начиненными порохом, или с порохом, насыпанным прямо поверх клея. Кроме того, ниндзя иногда начиняли порохом само древко стрелы, для чего бамбуковое древко расщепляли пополам, заполнялось порохом, склеивали и для прочности обматывали нитью.

   АМЭ-ХИЯ — «ДОЖДЕВАЯ ОГНЕННАЯ СТРЕЛА»
   В этом образце зажигательной стрелы пороховой заряд обертывался промасленной бумагой, не пропускающей воду, и обматывался нитью, а фитиль заполнялся смесью пороха с краской для чернения зубов. Благодаря этому фитиль не затухал даже в дождь, а заряд доставлялся к мишени совершенно неподмоченным.

Метательные бомбы и гранаты

   ХИГАМЭ — «ОГНЕННЫЙ КУВШИН»
   Эта «бомба» представляла собой кувшин высотой около 24 см, наполненный порохом, свинцовыми и железными пулями. При взрыве она секла людей и лошадей картечью. Использовалась для метания.

   ТЭХИЯ — «РУЧНАЯ ЗАЖИГАТЕЛЬНАЯ СТРЕЛА»
   Фактически, тэхия (рис. 39) — это аналог современной гранаты. Ее делали из бамбукового флейту, который отпиливали таким образом, чтобы по обоим концам остались поперечные перегородки. Обрезок набивали порохом. Ниндзя поджигал фитиль и швырял гранату во врага.

Противопехотные мины

   ХИБИЦУ — «ОГНЕННЫЙ СУНДУК»
   «Сундук» хибицу представлял собой деревянный ящик длиной в 45 см, шириной 15 см и высотой 30 см с крышкой в форме крыши дома. Ящик наполняли порохом, свинцом, пулями, гвоздями и т. д. Фитиль выводился наружу через бамбу
   ковую трубку, пропущенную через центр крышки. Хибицу использовали во время боя на кораблях, либо устанавливали в дверных проемах для предотвращения прорыва противника.

   УМЭБИ — «ЗАКОПАННЫЙ ОГОНЬ» (ДЗИРАЙБИ — «ОГНЕННАЯ МИНА»)
   Это оригинальный вариант противопехотной мины нажимного действия. Деревянную кадку, ящик или глиняный горшок наполняли пороховым зарядом, свинцовыми или железными пулями и прикрывали тоненькой крышкой. В крышке проделывали множество отверстий, которые сверху прикрывали бумагой. На бумагу насыпали благовония, над которыми делали еще одну крышку, так чтобы между нею и благовониями осталось некоторое пространство. При использовании ниндзя поджигал благовония и помещал мину в неглубокую ямку на пути предполагаемого следования противника. Если враг наступал на крышку мины и продавливал ее до горящих благовоний, то они сквозь дырочки просыпались на порох, тот вспыхивал, и… Собирай потом руки-ноги по кустам.

   СИНОБИБИ — «ШПИОНСКИЙ ОГОНЬ»
   Для изготовления синобиби брали обрезок бамбука длиной около 75 см и окружностью в 9—12 см. Его нижний край срезали наискось и заостряли таким образом, чтобы его можно было воткнуть в татами, соломенную крышу дома или землю. Верхнюю половину обрезка нарезали тончайшими щепами. Пространство между этой щепой заполняли горючей смесью, к которой через полость внутри бамбука подводился фитиль. Зная скорость горения фитиля и его длину, ниндзя мог рассчитать время зажигания смеси таким образом, чтобы она вспыхнула как раз в тот момент, когда враг доберется до «мины». При возгорании смеси синобиби выбрасывала мощный сноп огня. Таким образом, это устройство представляло собой «мину» зажигательно-устрашающего действия, снабженную простейшим «часовым механизмом». Как правило, ниндзя использовали синобиби для прикрытия своего отхода.

Отравляющие средства

   КУСАГАМЭ — «ВОНЮЧИЙ КУВШИН»
   Такое название связано с тем, что при горении начинка этой «бомбы» источала вонючий ядовитый газ, вызывавший нарушение работы дыхательных органов и смерть от удушья. В состав дьявольской начинки входило 14 моммэ пороха, 16 моммэ серы, 8 моммэ камфары, 16 моммэ селитры, 8 моммэ сурьмы, 4 моммэ асии (?), 8 моммэ аги,[5] 4 моммэ порошка из конских копыт. Этой смесью наполняли горшок. Приделывали шпал (хокути). После его поджигания горшок бросали в противника с наветренной стороны. В результате взрыва врага окутывало облако ядовитого газа.

   МОППАН
   Моппан — аналог слезоточивой бомбы. Ее начинку делали из целого ряда ингредиентов, которые брали в следующих пропорциях: 10 долей стручков красного перца, 10 табака, 5 черного перца, 5 зантоксилума перечного,[6] 5 мышьяка, по 3 копоти и извести. Начинку заворачивали в бумагу, вместе с 20 моммэ пороха засовывали в бамбуковую трубку, поджигали фитиль и бросали во врага.

   ФУЁ-НО ООГИ — «ВЕЕР ФУЁ»
   Это вариант бомбы моппан, в котором к стандартному содержимому примешивали какое-нибудь вещество, выделяющее при горении ядовитый газ, вызывающий смерть от удушья.

   НЭМУРИБИ — «УСЫПЛЯЮЩИЙ огонь»
   Нэмуриби описан в «Нинпо хикан». Так назывался бумажный шпагат, который начиняли смесью крови краснобрюхого тритона имори, крови японского крота-могера и крови змеи с каким-то секретным снадобьем, состав которого в тексте не указан. Шпагат поджигали, подбрасывали в помещение, и через некоторое время враги погружались в глубокий сон.

Хисякэн — «огненный сякэн»

   Горящие звездочки-сякэн использовали для уничтожения врага, подсветки в темноте, а также в качестве «часового механизма» при поджогах.
   Осветительный хисякэн делали из обычной крестообразной, шестиконечной или восьмиконечной «звездочки», сэмбан сюрикэн (см. далее), железного кольца или железного шипастого «каштана»-тэккю, к которым тонкой нитью приматывали мощный селитровый заряд, дающий яркую вспышку при возгорании. К заряду для отсрочки его возгорания добавляли немного золы или сахара и подводили фитиль, изготовленный из коры дерева хиноки,[7] волокон бамбука и хлопчатобумажной нити. Фитиль поджигали и метали сякэн в стену дома, дерево, соломенную крышу. До тех пор, пока его горючая начинка не прогорала до конца, хисякэн освещал всю округу. Этим трюком ниндзя активно пользовались при обстреле противника в ночной тьме. Всадив горящий хисякэн за спиной противника, они превращали его в прекрасную мишень для лучников или аркебузиров.
   Иногда при поджоге хисякэн снабжался «часовым механизмом». В этом случае заряд селитры с подведенным запалом сверху накрывали плотной японской буагой васи, защищавшей его от преждевременного возгорания, и только затем обматывали фитилем, крепившимся тонкой нитью. Меняя длину фитиля, можно было установить оптимальное время взрыва заряда. Ниндзя метал такой сякэн с зажженным фитилем в соломенную крышу или другое легко воспламеняющееся место и имел достаточно времени, чтобы преспокойно удалиться прежде, чем враг всполошится от пожара.

Запалы и фитили

   Как видно из приведенных выше описаний, практически все взрывчатые и зажигательные средства ниндзя были снабжены запалами (хокути) или фитилями (хинава) (рис. 40).


   ХОКУТИ — «ЗАПАЛ»
   Хокути представляли собой стебли камыша, наполненные тушеной черной ватой. Ниндзя высекал искру ударом кресала по кремню, она попадала на вату, и та вспыхивала.

   ХИНАВА — «ФИТИЛЬ»
   Ниндзя использовали самые разные фитили: «хиноки-хинава» — «фитиль из дерева хиноки», «такэ-хинава» — «бамбуковый фитиль», «момэн-хинава» — «фитиль из хлопчатобумажной ткани», «амэ-хинава» — «дождевой фитиль» и т. д.

   ХИНОКИ-ХИНАВА — «ФИТИЛЬ ИЗ ДЕРЕВА ХИНОКИ»
   Этот фитиль представлял собой веревку желто-белого цвета, сплетенную из оболони дерева хиноки.

   ТАКЭ-ХИНАВА — «БАМБУКОВЫЙ ФИТИЛЬ»
   Этот фитиль сплетали из волокон бамбука. Он был ярко-желтого цвета. Свежий фитиль такого рода прекрасно зажигался, но по прохождении нескольких месяцев поджечь его удавалось далеко не всегда. Кроме того, стоило такэ-хинава хоть раз попасть под дождь или просто намокнуть от тумана, как скорость его горения резко повышалась, что совсем не устраивало ниндзя, заинтересованных в том, чтобы фитиль горел долго. Эти фитили во время военных действий ниндзя старались не употреблять.

   ГУНДЗИН-ХИНАВА — «ВОЕННЫЙ ФИТИЛЬ»
   Само название — «военный фитиль» — свидетельствует о том, что именно такими фитилями чаще всего пользовались на войне. Их изготавливали следующим образом: из хлопчатобумажной нити сплетали сердечник, который сверху оплетали той же нитью так, чтобы получился ромбовидный узор. Фитили «гундзин-хинава» окрашивали в светло-коричневый цвет.

   АМЭ-СИНОГИ-ХИНABA — «ДОЖДЕСТОЙКИЙ ФИТИЛЬ»
   Это особый фитиль, изготавливавшийся из волокон бамбука в местности Исэ-но сэки. Его вываривали в специальной краске для чернения зубов, благодаря чему «дождестойкий фитиль» не гас даже в ливень.

   АМЭ-ХИНАВА — «ДОЖДЕВОЙ ФИТИЛЬ»
   Фитиль, изготовленный из хлопчатобумажной нити, варили в селитре, затем сверху покрывали лаком, после чего его можно было использовать по назначению в дождь. Обрезки этих фитилей длиной около 9 метров сворачивали в кольца (такое кольцо называлось «ва-хинава»), вешали на левое предплечье и использовали при стрельбе из ружей для воспламенения ружейных пороховых зарядов.

   МИДЗУ-ХИНАВА — «ВОДНЫЙ ФИТИЛЬ»
   Как явствует из самого названия, этот фитиль не боялся воды. Начинка его приготавливалась следующим образом: 70 моммэ селитры вместе с мотком фитиля опускали в воду объемом в две чашечки для чайной церемонии и варили до полного выпаривания воды. Затем брали 70 моммэ камфары и 50 моммэ сосновой смолы и растворяли их в масле плодов камелии. Получившейся липкой жидкостью обмазывали высушенный фитиль, а для надежности сверху накладывали еще и слой воска. Скорость горения фитилей составляла 5 с половиной метров в день.
   Возможно, читатель с недоверием отнесется к приведенным выше описаниям различных видов артиллерийских орудий, ракет, бомб, мин, зажигательных стрел. Уж очень они не вяжутся с популярным образом ниндзя в черном костюме с сюрикэнами. Отчасти он будет прав. Действительно, большинство указанных здесь видов вооружения известны нам лишь из книг XVII–XVIII веков, о реальном использовании многих из них нет никаких упоминаний в хрониках и иных документах времен феодальных войн в Японии. Кроме того, использование крупногабаритных видов огневого вооружения «воинами ночи», учитывая специфику их работы, можно допустить лишь гипотетически.
   Но, с другой стороны, использование огневых средств и примитивной артиллерии имеет на Дальнем Востоке очень долгую историю. Так, в знаменитом китайском трактате по военному искусству «Сунь-цзы», написанном в пятом веке до нашей эры (!), главе «Использование шпионов» предшествует глава «Огневое нападение».
   Две эти главы соседствуют не случайно. Говоря об условиях, позволяющих применять «огневое нападение», Сунь-цзы упоминает элементы, с помощью которых производится такое нападение. Сам он не говорит, что это за элементы, но комментаторы разъясняют, что очень большую услугу может оказать растительность вокруг неприятельского лагеря, особенно во время засушливой погоды. Можно воспользоваться и ветром, когда он достаточно силен и дует в нужном направлении. Если нет ни того, ни другого, можно заслать в неприятельский стан лазутчиков-поджигателей или использовать тайных сообщников, находящихся в лагере противника. Этот последний способ считался самым надежным и был самым распространенным. Комментатор Цао-гун говорит коротко: «Нужно пользоваться лазутчиками». Ду Ю также ставит этот способ на первое место: «Нужно пользоваться лазутчиками, а также можно устраивать поджоги, пользуясь ветром и сухой растительностью». Таким образом, уже в Древнем Китае огневое нападение было неразрывно связано с использованием лазутчиков и диверсантов.
   В распоряжении древнекитайского полководца был большой и разнообразный ассортимент всевозможных средств огневого нападения. Комментатор Сунь-цзы японец Сорай, ссылаясь на различные описания древнего китайского вооружения, перечисляет 144 вида орудий такого рода. Сюда входят всевозможные орудия для метания зажигательных снарядов, орудия, выбрасывающие горящую жидкость, а также облака дыма или газов. Для действий на дальнем расстоянии применяли «огневые пушки», «огневые стрелы», «огневые ружья», «огневые бомбы»; для ближнего боя — «огневые копья», «огневые ножи», «огневые дощечки», «огневые палки» (рис. 41).


   К числу древнейших видов этого оружия, как уже упоминалось выше, следует, по-видимому, отнести «огненные стрелы», которые должны были вызывать пожары в расположении врага — в осажденном городе, во вражеском лагере и т. п. Впоследствии подобные стрелы нашли применение и в полевом бою. «Огненные стрелы» хранились не в колчанах, а в особых футлярах, рассчитанных на 30–35 стрел каждый. Внутри футляра имелись две горизонтальные перегородки с отверстиями, через которые пропускали древки «огненных стрел». Делалось это для того, чтобы не сбить прикрепленный к древку зажигательный состав (рис. 42).


   Воспламеняющееся вещество прикреплялось к древку в трубках различной длины или помещалось в небольшой шарообразный футляр. При запуске стрелы воин поджигал фитиль, длина которого была рассчитана на горение в продолжение ее полета.
   «Огневое нападение», о котором говорит Сунь Цзы, в первую очередь означало поджог, сжигание живой силы и средств врага. Поджоги производились различными способами. В одних случаях формировали особые «огневые отряды», которые «с палочками в зубах» (для предотвращения возможности разговаривать), с завязанными языками у лошадей незаметно подкрадывались к стану противника. У каждого солдата за спиной была связка хвороста, за пазухой — огниво. Подобравшись к противнику, эти солдаты пускали огонь. Были и так называемые «огненные разбойники», т. е. специально обученные поджигатели, в одиночку пробиравшиеся в лагерь противника и делавшие там свое дело. Использовались также «огневые животные» — олени или кабаны, к головам которых привязывали сосуды из тыквы с зажженной моксой внутри. Чтобы огонь не гас, в таком сосуде делали четыре отверстия. Стадо животных загоняли на поле, где располагался противник; растительность загоралась, и стан противника оказывался окруженным огнем, который перекидывался, в конце концов, на него самого. Применялись и «огненные птицы», главным образом фазаны, к которым подвязывали скорлупки от орехов с зажженной моксой. Специальные пехотные части, снабженные «огненными арбалетами», обстреливали позиции врага зажигательными стрелами.
   В ряде случаев в военных целях использовался не только огонь как таковой, но и дым, особенно если в огонь подбрасывали вещества, усиливавшие его действие на глаза и дыхательные органы воинов противника.
   Китайская история дает множество примеров применения огневых средств. Огромной популярностью огневое нападение пользовалось и в Японии, где к нему охотно прибегали японские феодалы. Об этом свидетельствуют многие эпизоды из японской военной истории. К нему часто прибегали практически все крупные военачальники — Ода Нобунага, Такэда Сингэн, Уэсуги Кэнсин, Тоётоми Хидэёси, Токугава Йэясу и многие другие.
   Прекрасный образец использования огневых средств дал Кусуноки Масасигэ во время героической обороны крепости Акасака в 1333 г. Историк Рай Санъё в своей «Внешней истории Японии» рассказывает: «В третьей луне Такатоки, послав гонца, стал понуждать всех военачальников, чтобы они шли на штурм замка, вследствие чего после общего совещания военачальников было приказано мастерам соорудить облачную лестницу (унтэй). Длиной она была в 20 дзё (60,6 м), и ее через обрыв перекинули на валы замка. Шесть тысяч самых отчаянных воинов начали карабкаться по этой лестнице, стремясь попасть в замок, но Масасигэ приказал бросать на лестницу зажженные факелы и вместе с тем поливать ее маслом из ручных насосов, благодаря чему зажег ее. Поднялся дым, заклокотало пламя, и разбойники в суете начали метаться взад и вперед. Наконец лестница перегорела посередине, и несколько тысяч человек, полетев в обрыв, были сожжены и погибли» (разумеется, реально на лестнице было не более пяти-шести десятков воинов, но дело ведь не в численности — прим. ред.).
   В завершение темы огневых средств ниндзя несколько слов о школах ка-дзюцу (искусство использования огневых средств) и хо-дзюцу (искусство использования огнестрельного оружия и артиллерии).
   Одной из древнейших школ хо-дзюцу, кодифицировавших методы применения огнестрельного оружия, использовавшиеся ниндзя из Кога, была школа Отани-рю. Ее создателем считается некий Отани Сукэдзаэмон Ёсинао из деревни Нода уезда Кога провинции Оми. Сначала он подвизался на службе у Хидзикаты Камбэя из провинции Овари, а в 1591 г. перешел к Икэде Тэрумасе, благодаря чему методы ниндзя из Кога получили распространение и в других районах Японии. Потомки Отани на протяжении десяти поколений служили наставниками хо-дзюцу в княжестве Кураёси.
   Другой школой хо-дзюцу, вобравшей в себя традиции «невидимок» из Кога, стала Кога-рю (или Дзити-рю), основанная во второй половине XVII века одним из ведущих специалистов того периода по нин-дзюцу Кога-рю Кимурой Окуносукэ Хисаясу (умер в 18-й день 4-го месяца 1723 г.). Начиная с 1672 г., Кимура состоял на службе в княжестве Бисю в качестве личного наставника по нин-дзюцу и хо-дзюцу правителя княжества Тикамацу Хиконосина Сигэнори. С его помощью была разработана школа комплексного боевого искусства Итидзэн-рю, включившая в себя также раздел нин-дзюцу (методы шпионажа Итидзэн-рю опирались не только на традицию Кога-рю, но и на школу Ига-рю, которую Тикамацу Сигэнори изучал у Такэноситы Хэйгаку Ёримицу из провинции Микава). Письменным источником по нин-дзюцу Итидзэн-рю является книга «Канъё дэнкай» — «Толкование наставлений по использованию шпионов»). Школа хо-дзюцу Кога-рю, основанная Кимурой, специализировалась в применении пушек.
   С традицией нин-дзюцу монастыря Нэгоро были связаны две основные школы хо-дзюцу: Нэгоро-рю и Цуда-рю, но о них уже шла речь в книге «Путь невидимых» (с. 304). Несколько школ ка-дзюцу и хо-дзюцу связаны с именем легендарного Санады Юкимуры. Это Акаи-рю, Санада-рю и ряд других.

Меч ниндзя

   Меч ниндзя (синоби-гатана, ниндзя-то) — один из самых любопытных предметов в арсенале японских «воинов ночи» (рис. 43).


   Дело не в особой хитроумности его устройства — с этой стороны как раз все просто, а в том огромном количестве нелепиц и лжи, которое в настоящее время сообщается о нем в многочисленных популярных изданиях.
   Что же реально представлял собой этот «загадочный» меч ниндзя-то?
   На основе дошедших до наших дней образцов этого оружия, Нава Юмио описывает синоби-гатану следующим образом (названия частей японского меча и ножа см. на рис. 44).


   Рукоять меча (цука) ниндзя была цельнометаллической. Ее оплетали шнуром черного цвета. В отличие от стандартных мечей, в оплетку рукояти синоби-гатаны не вплеталось украшение мэнуки. Гарда у ниндзя-то была квадратной и довольно массивной. Деревянные ножны либо просто покрывали черным лаком, либо сначала обтягивали кожей и лишь затем крыли лаком. Никаких украшений на них обычно не было. На конец ножен надевали отточенную железную головку кодзири. Для прочности ножны охватывали одним металлическим кольцом. К специальному выступу с отверстием на ножнах куригата крепился более длинный, чем обычно, шнур сагэо — около 3,6 метров. Сам клинок обычно был относительно коротким.
   И все. Ничего не заметили? Здесь нет ни слова о том, что «шпионский» меч был прямым! Действительно, ни в музее нин-дзюцу в Ига Уэно, ни в ниндзя-ясики в г. Конан я таких мечей не видел. Кроме того, прямые мечи ниндзя-то не описаны ни в работах японских историков нин-дзюцу, ни в японских энциклопедиях по традиционному оружию, ни в справочниках по мечам. Иными словами, прямые мечи ниндзя-то — выдумка режиссеров боевиков. Так что если кто-то попытается демонстрировать вам «технику фехтования ниндзя» с прямым мечом в руках, можете быть уверены — перед вами жулик. Никакие утверждения вроде: «у нас в школе было именно так…», — здесь не проходят. Как не проходят и объяснения, что ниндзя не имели возможности изготовить или купить качественный меч, а потому делали свои мечи прямыми и довольно грубыми. Ниндзя ценили качественное оружие не меньше самураев, да и средств у них на его приобретение вполне хватало. Кроме того, у прямого меча по сравнению с обычной катаной очень много недостатков в бою.
   Главной особенностью шпионского меча являлась его функциональность. Для того чтобы ножны ниндзя-то (сая) не привлекали к себе глазы любопытных, их делали очень простыми, лишенными всякой красивости, но прочными, чтобы их можно было использовать в качестве дубинки или как подвесной насест при длительном наблюдении за врагом. Нередко ножны были сантиметров на десять длиннее клинка. В образовавшуюся пустоту помещали различные мелкие предметы: бо-сюрикэны, секретные документы, ослепляющий порошок и т. д. У некоторых образцов наконечник ножен (кодзири) снимался, благодаря чему появлалась возможность использовать ножны как духовое ружье для стрельбы отравленными иголками, или как трубку для дыхания под водой.
   Более длинный, чем обычно, шнур сагэо также давал лазутчику массу преимуществ. Его использовали для связывания, устройства ловушек и т. д. Синоби даже кодифицировали пресловутые «семь способов использования сагэо» — сагэо сити-дзюцу, о которых подробнее будет говориться далее.
   Гарда (цуба) синоби-гатаны, как уже говорилось, была квадратной, со стороной около 8—10 см и толщиной около 5 мм. Такая простая форма лучше соответствовала специфике работы ниндзя, использовавших гарду как ступеньку при влезании. Кроме того, большой квадратной гардой с заточенными краями и углами можно располосовать лицо противника в ближнем бою, а стальным набалдашником ножен кодзири пробить ему грудную клетку или выбить глаз.
   Нава Юмио указывает, что акулья кожа, которой отделывали рукояти японских мечей, при попадании на нее воды сильно разбухает, и мечом становится пользоваться неудобнее. Поэтому для защиты от воды ниндзя покрывали акулью кожу лаком (такие образцы мечей действительно встречаются в коллекциях), а сверху закрывали еще и оленьей кожей, которая от воды, наоборот, сжимается, и обматывали нитью.
   Мечи ниндзя, как правило, были относительно короткими, так как длинный меч — обуза во время разведывательных операций, когда надо продираться сквозь буераки и буреломы, лазить по деревьям и стенам. Длина клинка синоби-гатаны, судя по сохранившимся образцам, колебалась в пределах от 42,5 см до 54,5 см. При этом клинок был относительно толстым и широким, но обладал прекрасными рубяще-режущими качествами.
   В отличие от стандартных мечей, которыми пользовались обычные самураи, на клинке синоби-гатаны, как правило, не было ни желоба для стока крови, ни гравировки, так как гравированный меч легче поддается ржавчине при попадании на него воды (ниндзя, как известно, то и дело приходилось форсировать реки, рвы, действовать под проливным дождем), а меч со стоком при рубке издает характерный свист, который может выдать синоби врагу.
   Хочется отметить один любопытный факт. В западной и отечественной литературе почему-то принято описывать мечи ниндзя-то не по сохранившимся подлинникам, а по испанским подделкам-имитациям. Вот как описывает синоби-гатану уже упоминавшийся в этой главе В. Момот: «Кроме того, синоби-сайа (правильнее сая — прим. автора) часто оканчивается дополнительной заглушкой-пеналом с конусообразным кончиком, в котором имеется прорезь для универсального метательного ножа (хранящегося в нем же), который можно не только метать, но и, вставляя в прорезь и фиксируя его там, превратить ножны в короткое копье…
   …В современных модификациях ниндзя-то под гардой очень часто имеется фиксатор для закрепления двух тонких сякэнов (метательных звезд)… За гасира (правильнее касира — прим. автора) в рукояти меча ниндзя чаще всего скрывался еще один тайник, в котором воин-тень мог носить ослепляющую смесь или порох, яды, лекарства и т. п. Гасира в ниндзя-то не служит для укрепления шнура, а является крышкой для полости в цука, удерживающейся в рукояти за счет двух распирающих изнутри упругих пластинок».
   Выглядит это описание, конечно, колоритно, но отражает оно не реальную историческую традицию японских средневековых лазутчиков-диверсантов (по крайней мере, ничего подобного не описывает ни один из японских специалистов), а технические находки испанских дизайнеров, воплощенные в тех фантастических «ниндзя-то», которыми сейчас завалены магазины Москвы и других крупных городов Европы.

   НОШЕНИЕ МЕЧА НИНДЗЯ-ТО
   В кино мы то и дело видим ниндзя с заброшенным за спину мечом, с торчащей над правым плечом рукоятью и выступающим у левого бока набалдашником-кодзири. Однако Нава Юмио считает, что таким способом ношения меча ниндзя в действительности не пользовались. Аргументы японского специалиста таковы:
   Во-первых, торчащие рукоять и кодзири беспрестанно задевают за ветки и кусты, производя совершенно ненужный шум. Во-вторых, такое положение меча не позволяет делать перекаты и кувырки, так как ножны при этом причиняют боль, а большая гарда грозит распороть лицо или пробить висок. В-третьих, выхватив меч, его практически невозможно вложить обратно в ножны. И, в-четвертых, относительно длинный меч в таком положении просто невозможно выхватить из ножен.
   Вообще способ ношения меча за спиной был известен японцам с глубокой древности. Правда, носили его иначе, нежели показывают в фильмах про ниндзя: рукоять над левым плечом, а кодзири у правого бока. Этот вариант хорош тем, что правша может легко выхватить даже довольно длинный меч и столь же легко вложить его обратно. По мнению Навы, именно этим традиционным для японских воинов способом пользовались в случае необходимости «воины-тени», отнюдь не являвшиеся новаторами в данном вопросе.
   Другие авторы считают, что ниндзя носили меч на киношный манер лишь тогда, когда надо было куда-то лезть либо ползти (рис. 45).


   Как бы то ни было, чаще всего меч ниндзя носили так, как и обычные воины — за поясом на левом боку. Именно это положение наиболее рационально, ибо меч находится в буквальном смысле под рукой. Его можно мгновенно выхватить, вытащить вместе с ножнами или засунуть обратно. Такая свобода маневра очень кстати во время тайного проникновения во вражеский дом. Двигаясь в кромешной тьме, ниндзя почти до конца выдвигал меч вместе с ножнами из-за пояса и орудовал его рукоятью как щупом. Если было нужно сделать кувырок, лазутчик одним движением левой руки сдвигал меч на середину живота, если же было нужно присесть, он перемещал меч на спину. Пролезая в щель под забором, «невидимка» вынимал его из-за пояса совсем, клал наземь, зажимал сагэо в зубах, лез в дыру, а затем втягивал меч за собой шнуром.

   ОКРАСКА НИНДЗЯ-ТО
   Один из японских исследователей мечей выдвинул любопытную гипотезу, согласно которой ниндзя-то специально делали черными, чтобы отблеск лунного света ночью не выдавал местонахождение лазутчика. По его словам, с глубочайшей древности были известны так называемые «черные мечи» (курогатана), считавшиеся одними из лучших. Это название, по его мнению, объясняется тем, что клинки курогатана целиком покрывались черным лаком.
   Действительно, в настоящее время известны некоторые образцы японского оружия, выкрашенные в черный цвет. Известно, например, что в XX веке японцы специально чернили штыки, чтобы они не отсвечивали во время ночных атак. Да и сюрикэны, которые использовали ниндзя, тоже были черными. Тем не менее, гипотеза о «черных мечах» на поверку оказывается совершенно беспочвенной.
   Во-первых, название «курогатана» не встречается в древних текстах. Во-вторых, ни один из знаменитых боевых мечей не имеет лакового покрытия. Дело в том, что для шлифовки и заточки такого меча требуются колоссальные усилия, так как необходимо каждый раз удалять весь лак. В действительности, покрытые лаком мечи назывались о-каси-гатана, что буквально означает «меч, даваемый взаймы». В периоды мира князья-даймё заказывали дешевые мечи десятками про запас на случай войны, чтобы после начала военных действий вооружать ими вновь призванных на службу воинов. Так как эти мечи подлежали долгому хранению в арсеналах без употребления, их во избежание ржавления покрывали лаком (хорошие же мечи самураи хранили в бочках с маслом). Мечи о-каси-гатана обычно имели длину от 60 до 70 см, т. е. были слишком длинными для ниндзя.
   В.Н. Попенко в своей книжке «Древнее оружие Востока» приводит десятки способов окраски мечей в разные цвета радужного спектра, якобы соответствующие традициям разных школ нин-дзюцу. Он пишет: «Каждая школа, чтобы подчеркнуть свое отличие и индивидуальность, использовала, помимо традиционных, также и клинки «своего» цвета… Рецепты окраски каждая школа хранила в тайне, однако секреты многих цветов были разгаданы». Согласно утверждениям Попенко, мечи Тогакурэ-рю были голубыми, Синсю-рю — сине-черными, Хатуро-рю (вероятно, имеется ввиду Хагуро-рю — прим. автора) — темно-вишневыми, Ёсицунэ-рю — бронзово-коричневыми и т. д. и т. п.
   Познакомившись с этими «разгаданными» секретами, автор испытал настоящее чувство зависти: какой счастливый человек, этот Виктор Николаевич Попенко! У него, видимо, в кланах ниндзя обширные связи! Даже в японских музеях нин-дзюцу ни одного крашенного меча нет, а он уже где-то рецепты окраски клинков сразу по одиннадцати школам раздобыл!
   Но увы! Крашенных «по-попенковски» мечей в Японии пока не нашли. И как ни поражают воображение отдельных слишком доверчивых «товарищей» голубые мечи школы Тогакурэ-рю, все это чистейшей воды выдумка «горе-ниндзеведа», начитавшегося работ по современной металлургии. Чего стоит только одна фраза в описании технологии хромирования (его, согласно Попенко, использовали «все школы»): «В современных условиях применяются различные способы хромирования (металлизации): электролитический, химический, газоплазменный (напыление), плакированием, осаждением химических соединений из газовой фазы, электрофорезом, вакуумным взрывом, лазерный, плазменный, погружением в расплав и другие». Да, далеко шагнула мысль средневековых лазутчиков…
   Нет! Не были мечи ниндзя ни черными, ни серо-буро-малиновыми. И по внешнему виду клинки их ничем не отличались от обычных.
   Другой «крутой» отечественный специалист, В. Момот, в своей работе «Традиционное оружие ниндзя» (том 1, с. 176) пишет, что ниндзя за редким исключением никогда не полировали своих мечей, чтобы те не «отсвечивали». Однако и это утверждение далеко от истины, так как в действительности мечи полируют совсем не для красоты, а ради защиты их от ржавчины.

   САГЭО СИТИ-ДЗЮЦУ — «СЕМЬ СПОСОБОВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ САГЭО»
   Сагэо — шнур для крепления ножен на поясе — представляет собой длинный плоский шнур, продеваемый в отверстие на специальном выступе ножен, называемом кури-гагата и находящемся в 7–8 см от их устья. После того, как меч в ножнах засовывают за пояс, ножны привязывают к поясу посредством сагэо, чтобы предотвратить его выпадение оттуда и надежно зафиксировать на месте.
   Обычно сагэо имеет длину около 180 см. Однако у синоби-гатаны он намного длиннее — от 240 до 360 см. Дело в том, что ниндзя использовали сагэо не только для крепления ножен за поясом, но и другими способами, которые известны под общим названием «семь способов использования сагэо».
   1. В абсолютной темноте ниндзя, как и все обычные люди, видеть не могли. Поэтому при проникновении во вражеский дом следовало использовать кое-какие меры предосторожности, чтобы не напороться вдруг на хозяина, севшего в засаду с занесенным над головой мечом.
   Если ниндзя предполагал наличие засады, он использовал уловку, именуемую «дзасагаси-но дзюцу», или «дза-сагурино хо», — «техника поиска места» (рис. 46).